Начало раздела > Годзю-рю > Морио Хигаонна

Морио Хигаонна – Окинавский тигр

В истории боевых искусств наступил момент, когда модернисты отходят на задний план, традиционное карате снова популярно, и в двери настоящих мастеров стучатся жаждущие ученики. Один из них , ведущий представитель окинавского Годзю Рю – Морио Хигаонна 10 дан.

 

 

 

 

Это тихий, сдержанный человек, являющийся для своих учеников примером нравственности, огромной работоспособности и несгибаемого боевого духа. Всю свою жизнь он отдал карате, тренируясь по 8-10 часов в день, постоянно совершенствуя и повышая уровень боевого мастерства. Морио Хигаонна родился 25 декабря 1938 года в г.Наха, столице острова Окинава. До 14 лет он был самым недисциплинированным ребенком в округе. Морио не любил ходить в школу и все свое время проводил у океана, плавая, ныряя, часами катаясь на серфинге. По остаткам соли на коже, отец легко догадывался, где был сын и, будучи человеком строгим, каждый раз сурово наказывал Морио. Приучая сына к дисциплине, он заставлял его выполнять многочисленные физические упражнения постепенно готовя сына к занятиям карате. Морио до сих пор с волнением вспоминает вечера, когда ему разрешалось из уголка сада наблюдать за тренировками отца. Хигаонна-отец добился успехов в освоении стиля Серин-рю, но преподавать он не любил, поэтому обучил сына только базовым ударам по макиваре. В возрасте 14 лет Хигаонна стал серьезно заниматься карате Серин рю под руководством Цунетика Симабукуро. В 1952 году Симабукуро начал тренироваться под руководством мастера Чодзюна Мияги. Первые попытки Симабукуро заинтересовать Хигаонну новым стилем ен увенчались успехом. Годзю-рю на Окинаве считался трудным стилем, в котором тяжелые тренировки направлена только на развитие боевой силы и эффективности занимающихся, без заботы об изяществе и эстетизме. Хигаона же в то время был очарован легкими и зрелищными движениями Серин рю. Кроме того молодых окинавцев пугала суровость Чодзюна Мияги, и они боялись посещать тренировки в его саду.
Тем не менее, в 1954 году 16-летний Хигаонна решил проникнуть в загадочный сад. С этого момента его жизнь изменилась. Морио был шокирован ощущением огромной, которая исходила от каждого занимающегося. Один из них Аничи Мияги, удивил его больше остальных: его сила и скорость были невероятны! Этот человек стал учителем Хигаонны и вот уже около 50 лет передает своему ученику тот огромный запас знаний, которые накопили древние мастера. Непосредственным партнером Морио по тренировкам был Сабуро Хита, который занимался Годзю-рю более 10 лет и был известен как очень сильный боец. Руки Сабуро были крепки как сталь. Часами они повторяли базовые упражнения, включающие различные виды кихон-кумите, упражнения на реакцию и набивку тела. Во время свободного спарринга (ирикуми) Сабуро работал в полную силу не щадя своего партнера. Удары семпая невозможно было блокировать, так они были молниеносны и сильны. Только через два года молодой Хигаонна научился отражать атаки Сабуро. Однако еще долго он не мог выйти из схватки победителем. Сенсей Хигаонна рассказывал, что за первые 6 лет тренировки его ребра были сломаны много раз и некоторые травмы были настолько серьезны, что из горла шла кровь. Во многом благодаря Учителю, который обладал большими познаниями в традиционной медицине, Морио удалось сохранить здоровье. Характерно, что за это время он не пропустил ни одной тренировки. Из-за своего упорства, граничащего с фанатизмом, и несгибаемой силы воли, проявленной в поединках, получил прозвище “Кадзя” – тот, кто никогда не сдается.
Тренировки начинались всегда с подготовительных упражнений, длящихся 2-3 часа. Они являлись вкладом Чодзюна Мияги в Годзю-рю. Мияги изучал и систематизировал их на протяжении многих лет. Каждое из них приучало занимающегося к правильной боевой культуре движения, вырабатывая нужный принцип, одновременно улучшая скоростные качества, и, наконец, любое из этих упражнений можно применять как конкретный боевой прием. Скажем, упражнение тен цуки (удар в небо) – это правильное движение тела при выполнении любой техники, направленной вверх: хидзи-ате, аге-уке, аге-цуки, а также любого рывка, направленного к себе. Тщательно практикуя тан-цуки, занимающийся приучается использовать в любом ударе или рывке все тело, особенно акцентируя свое внимание на мышцах ног, поясницы и спины. Подчеркиавя важность подготовительных упражнений, Мияги настаивал на том, чтобы ученики уделяли им столько же времени, сколько и выполнению ката. В тренировке использовались разнообразные снаряды, призванные развивать специфическую силу: чиши (булава), нигири-гаме (тяжелые кувшины), конго-кен (металлический овал весом от 40 до 100 кг.), иши-саши (каменные гантели), всего более 15 различных приспособлений. Каждый предмет служил для отработки той или иной техники, развивая силу, выносливость и киме. Базовая техника и свободные поединки повторялись систематически. После выполнения всех выше- описанных упражнений, мастер Аничи давал специальные упражнения для кистей и предплечий. Затем переходили к ката Санчин, для правильного выполнения которого требовалась большая физическая и духовная сила. Мастер Аничи проверял правильность выполнения учениками ката Санчин, нанося удары по жизненно важным органам тела во время его исполнения. Таким образом, он убеждался сам и убеждал своих учеников в правильности позиции и энергетической концентрации тела. Тренировка завершалась упражнением «липкие руки» - какие кумите. В этом упражнении из-за тесного контакта между партнерами нужно уметь все: уклоняться, блокировать, наносить удары, принимать их корпусом, а также иметь особое “шестое” чувство, позволяющее ориентироваться в поединке без помощи глаз.
Хигаонна возвращался домой невероятно уставшим; его тело и лицо были покрыты синяками и ссадинами, и часто он не мог даже приподнять руки. В то время он тренировался по 10 часов в день. После тренировки в школьном клубе он направлялся в сторону дома Чодзюна Мияги и  всегда приходил первым, подметал землю, удаляя мельчайшие камешки, и готовя снаряды для тернировки.  Его учитель – Аничи Мияги всегда помнил наставление мастера Чодзюна Мияги "Как в каратэ, так и в жизни надо много раз возвращаться к одному и тому же, чтобы по-настоящему понять". Имея несколько учеников, Аничи большую часть времени отдает Хигаонне, передавая ему все, что узнал от Чодзюна Мияги. В 1957 году Морио Хигаонна сдал экзамен на черный пояс, сразу получив третий дан. За последние 30 лет, он единственным выдержал древний окинавский тест на мастерство. Боевой марафон начинался со специальных упражнений с тяжестями, затем сотни ударов по макиваре, базовая техника, ката, опять базовая техника, макивара и так без перерыва в течение 24-х часов. В последние 3 часа — поединки с непрерывно меняющимися партнерами.
Современный мастерский экзамен длится около 4 часов и, возможно, Морио Хигаонна был одним из последних бойцов, успешно выдержавших традиционный окинавский тест наравне с великими мастерами древности. Не останавливаясь на достигнутом, Хигаонна продолжает свои упорные занятия, акцентируя внимание на постановке удара на макиваре. За одну тренировку он наносит по снаряду несколько тысяч ударов. Сэнсэй рассказывал, что иногда он бил по макиваре без остановки по шесть часов подряд и прекращал занятия только когда ощущал сильное чувство голода. Беспрестанные тренировки не прошли даром и вскоре, удар сенсея Хигаонна стал знаменитым на Окинаве, а потом и во всем мире.

Сенсей Хигаонна практиковал карате не только в своем додзе. Часто он посещал другие залы, спаррингуя с сильнейшими каратистами. Одним из них был Матаеси Симояси.
Руки Матаеси были покрыты татуировками (говорящими о его принадлежности к преступной группировке "Якудза"). Это был достаточно известный каратека Японии; о его жизни даже был снят фильм. Он очень уверенно чувствовал себя в ирикуми. В поединке Хигаонны и Ситояси все было как в настоящей схватке — никакого намека на контроль, разрешено все, что может нанести противнику вред. В возрасте 22 лет Хигаонна решил отправиться в Токио. Кроме желания донести Годзю-рю до токийцев, причиной его отъезда стало то, что Учитель Аничи Мияги незадолго до этого покинул остров. Прибыв в 1960 г. в Токио, Хигаонна оказался в совершенно другом мире. Он был ошеломлен невежеством японцев, многие из которых считали карате традиционным японским боевым искусством, даже не подозревая об истинной родине "пустой руки" Окинаве. К тому же диалект, на котором говорят на острове, сильно отличается от языка остальной Японии. И наряду с финансовой это было дополнительной трудностью, с которой столкнулся молодой Хигаонна.
Как и раньше, много времени он отдавал тренировкам. Помимо карате он осваивает дзю до под руководством мастера Еити. Свои первые занятия с учениками сенсей Хигаонна проводил прямо в общежитии университета Такусоку, где в то время учился. Постепенно его известность стала расти, и количество учеников для некоторых университетских додзе стало критическим. Хигаонна, приняв приглашение владельца додзе стиля Серин-рю, переехал в токийский район Ёёги. Так родилось знаменитое додзе Ёёги Сюренкай, которое стал центром преподавания Годзю-рю. После ухода последнего ученика из зала Хигаонна оставался один и продолжал тренироваться. Жизнь в Токио не всегда была гладкой и, пытаясь решать личные проблемы, Хигаонна обращается к учению Дзен. Его духовным наставником стал монах Сакияма, выходец с Окинавы, когда-то занимавшийся Годзю-рю. Морио вспоминал, как в холодные месяцы зимы медитировал в течение пяти часов в храме, где не было никакого отопления. Среди приходящих к Морио в додзе, было много таких, кто бросал ему вызов. Схваткам не предшествовало никакого предупреждения, однако он всегда был готов к поединку. Следствием серьезного отношения к занятиям было изменение поведения Хигаонны. Он стал излучать особую силу, взгляд стал внимательным, холодным и таким же пустым, как взгляд разъяренного тигра. Свидетели вспоминают, что лицо мастера перед боем становилось таким, что от одного взгляда на него бросало в дрожь. Новый этап в развитии Годзю-рю начался в 90-е годы. В э то время Хигаонна постоянно ездит, учит и тренируется во всех концах мира, в том числе и в странах СНГ. К счастью, и сейчас его тренировки так же продолжительны и серьезны, как и в молодости. Такая самоотдача и преданность каратэ были по достоинству оценены ныне покойным Доном Драгером, имевшим большой авторитет среди специалистов по боевым искусствам. Вот как он отозвался о Хигаонне, самом сильном, на его взгляд, каратисте Японии: "Морио Хигаона – самый опасный человек в Японии. Те постоянные вызовы, которые он бросает себе, это неожиданное каратэ, и высший уровень знаний делает его выдающимся человеком. Традиционное Годзю-рю сегодня прочно стоит на ногах, потому что его опекун — тигр боевых искусств".


Дата: Вторник, 07 Август 2007
Прочитана: 9359 раз

Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Вернуться назад

Комментарии (0)
Вы не авторизованы! Комментарии могут оставлять только зарегистрированные и авторизованные пользователи!



 
Логин:
Пароль:
Регистрация
Напомнить пароль

 
Я занимаюсь Каратэ...
Потому что хочу быть сильным и всех бить
Потому, что это круто и нравится девушкам (юношам)
Потому что каратэ - это хорошо для здоровья
Потому что каратэ - это моя профессия.
Каратэ - это мой внутренний стержень
Потому, что это помогает мне в общении с людьми
Потому, что я люблю все Японское (Окинавское)
Потому, что это самое эффективное БИ в мире
Потому, что мой знакомый (знакомая) занимается
Потому что гольфом и теннисом заниматься дороже
Потому что это работает - я проверял
Потому что нравится. Сам не понимаю почему



Всего голосов: 3489
Комментариев: 1
Результат опроса